?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Свобода слова и современное крепостное право
mbpolyakov

Под катом статейка – обращение членов профсоюзов в разные издания, они жалуются на Валентину Кабанову, председателя Московского областного объединения организаций профсоюзов. Мне пришлось столкнуться с деятельностью этой организации и лично Валентины Кабановой, и вот я сейчас расскажу одну историю, кажется довольно любопытную…
В 2004-м году в издание, где я тогда работал, обратились несколько человек из санатория Чкаловского в Одинцовском районе Московской области. История была такая: с шестидесятых годов там построен и существует санаторий для диабетиков. Раньше это был объект всесоюзного значения, на него равнялись и т.д. Через него ежегодно проходило до 10 тысяч человек. Объект этот находится в лесу, на территории запасника МГУ – место потрясающе живописное – корабельные сосны, заросли, какие-то ручейки и водопады – словом удивительно, что ты в Московской области, а не в Швейцарии. Все сотрудники санатория жили тут же, в специально выстроенном для них городке. Но вот пришли 90-е, разруха, нищета и прочие явления, о существовании которых, я думаю, читателю не надо особенно рассказывать. Но санаторий стоял – и мало того, приносил прибыль… Не миллиардные доходы, но окупаемость была, людям помогали, и в целом все шло по-прежнему. И все было бы хорошо, если бы о поселке не вспомнили в руководстве областного отделения профсоюзов… С этого момента начались проблемы – одного руководителя сменили, вместо него назначили другого, который просто начал разваливать, (притом целенаправленно а не потому что плохой организатор) всю систему. Больных перестали обеспечивать лекарствами, даже банально едой, а когда люди, находившиеся на лечении и заплатившие за это лечение деньги (около 25 тысяч за 10 дней) жаловались этому новому шефу, им отвечали в том духе, что, мол, хочется диетического питания – поешь иди во дворе травы и т.д.
Естественно, больных поубавилось. И воспользовавшись как предлогом тем, что санаторий перестал приносить доход, руководство просто закрыло его. Что хотелось профсоюзам – черт его знает. Сами сотрудники санатория считали, что причина – в дороговизне земли (тогда как раз был в разгаре жилищный бум), но тут с законной точки зрения у профсоюзов были бы большие проблемы. Дело в том, что строить там нельзя, это запасник МГУ. Может быть хотели построить там нечто другое, типа казино и отеля, но опять же – землю кроме как для лечебных целей использовать нельзя было… А снимать с баланса и передавать Минздраву этот поселок они тоже не хотели, во всяком случае академик Иван Дедов неоднократно обращался к ним с просьбами, но они отвечали в том духе, что земля наша, идите к черту.
В общем, все это было интересно, и, поговорив по телефону с сотрудниками пансионата, я отправился туда с фотографом.
Помню тот осенний день, засыпаный красными кленовыми листьями, с сеящимся холодным дождиком. Мы с фотографом – нелюбопытным, лысым и полным человеком, имевшим всегда такой вид, что, кажется, приземлись сейчас рядом с ним инопланетяне, он и тогда не изменил бы флегматичного выражения на своем лице, вышли из нашей машины к уже собравшимся людям. Были там в основном старики – все в каких-то одинаковых синих куртках и тяжелых плюшевых пальто, но случались между ними и люди довольно молодые, девушка лет 18-ти, с наушниками от плеера и с пушистыми волосами какого-то неестественно сиреневого цвета высовывалась из-за спин и пристально вглядывалась в меня.
- Вот, из газеты, - произнес уже знакомый мне старичок, представляя меня – кажется даже с некоторой гордостью. – Михаил Борисович? А это фотограф ваш? Ну пойдемте, пойдемте!
«Что я делаю тут, - думал я тогда, впервые отчетливой резкостью ощущая свою беспомощность. – Ну как, чем я могу помочь? Вот они собрались, надеются. А что будет? Ну выпустим мы текст, но там же такие деньги – заглушат. А они стоят, ждут…»
Я с трудом себя сдерживал от того, чтобы откровенно не рассказать о ситуации и о том, что помочь я, пожалуй, не смогу и чтобы сильно не рассчитывали. Но все-таки вспомнил, что есть еще возможности Госдумы, что через знакомого депутата можно отправить запрос и что это иногда помогает, и это как-то подействовало на меня. Я пошел вслед за энергичным старичком в кожаной старой куртке, который взглядывал на меня взволнованно из-под запотевших очков и хватал рукой за рукав пальто. За нами в какой-то торжественной тишине шли остальные люди. Мы входили в одно здание за другим. «Вот здесь у нас прорвало трубы, вот здесь – протекает потолок, - рассказывал он, быстро и не по возрасту энергично переходя от одного к другому. – А вот здесь крыша осыпалась, штукатурка завалила коляску. А если бы ребенок был? Правда, Мария Васильевна?» - оборачивался он к высокой тридцатилетней женщине с темными кругами под глазами и жидкими распущенными волосами, обрамляющими худое лицо, державшей на руках ребенка – наверное того самого, которого чуть не убило обвалившейся крышей. «Да, вот здесь коляска стояла, завалило, даже колесико отлетело», - робко отвечала она, оглядываясь назад, на остальных, и покачивая своего малыша.
И еще о том мне рассказали, что зимой их котельную из экономии стали топить не углем, а дровами, притом рубили на дрова растущие тут же заповедные сосны… В домах было холодно, напора не хватало и за зиму померло 8 стариков – все одинокие… Социальные службы туда не доезжали, поселок не имел никакого статуса и в Собесе совсем, видимо, запутались как с ним быть – все-таки ездить помогать людям – или пусть помирают? Страшно представить подробности этих чудовищных смертей, когда пожилой человек, всеми покинутый (только соседи помогали, но и у соседей жизнь не сладкая, как вы понимаете), уже почти не способный двигаться, сползает с кровати и ночью, один, во мгле, в пустоте, как животное жмется к теплу, к батареям, укутывается в шубы и так – целыми днями и ночами, и так – помирает…
Позже старичок привел меня еще в один домик – такой же осыпавшийся и обваленный как остальные и усадив за широкий лакированный стол, уставленный подарками от космонавтов и проч. (вот это подарил знаменитый геолог, герой социалистического труда, вот это – космонавт, Федор Васильевич у нас лечился два раза в год), долго рассказывал о том, что они могли бы продолжать работу, что в стране диабетом болеют 5 миллионов человек и т.д. и т.п. И еще – в добавление – о том, что в поселке одни старики, которые работали тут по 40 лет и что им теперь помирать если что… На квартиры у них здесь собственности нет, и если их выселят – врачей, медсестер и т.д. – то только на улицу… Я выглядывал в окно – пока мы пили чай, люди ждали внизу, переговариваясь и посматривая на наше окно. – Вы знаете, мы просто боимся зиму не пережить, - (дело было в октябре).- Ну куда нам? Все люди больные, многие старые. А нас вместе с землей продают, как крепостных...
На следующий день я позвонил в профсоюзы, Кабановой.
- Да они там совки, ленивые, у них еще советские, знаете, привычки, работать не хотят, - глубоко вдохнув начала орать она в трубку визглявым голосом продавщицы из сельмага. Чувствовалось, уже и по одной этой манере кричать, что женщина она сурьезная и выгоду свою очень хорошо знает. - Вы не обращайте внимания на их слова, а что люди умирают - ну там деды уже под 90, что им не умирать? Причем тут мы? А санаторий мы закроем и что будем там делать - наши проблемы.
Еще больше мне стало жалко тех стариков, которые, кстати, все еще надеялись на нее, ловили какие-то нотки и интонации в ее голосе, когда она приезжала, обсуждали – что хотела она сказать и т.д. - в то время как очевидно, что все о них уже было решено. Я спросил ее насчет того, что там хотят строить что-то.
- Да там же нельзя строить, - сказала она с некоторым разочарованием. – Там территория МГУ, ну и мы не имеем права там и дерева срубить. «Сосны-то на дрова рубили, значит было право», - подумал я про себя.
Потом текст вышел, резонанса не было. Я упросил съездить туда своих знакомых с НТВ, они, кажется, этим занимались (я по личным семейным причинам почти на полгода ушел из журналистики и уехал из страны). Кажется, и из «Времечка» приезжали и вышел сюжет, но опять – в молоко.
Надо тут сделать примечание, что расследовательская журналистика всегда быстро разочаровывает. Парень, который пишет о политике, может по 40 лет придерживаться того мнения, что, например, миром правят жидомасоны или что собака Путина Кони – переодетый английский шпион, и кричать об этом на каждом углу и считать, что он имеет свободу слова. Тут же иначе, тут – грубые, жесткие факты, проверка этой самой свободы слова и демократии на прочность, тут – заявление, требование, право, предъявленное к реализации.
Можно бороться, да, и, бывает, успешно борются. Но таких случаев – единицы и десятки против сотен и тысяч реальных попыток поднять шум по конкретным проблемам. И чаще всего эти попытки обрываются и ни во что не развиваются. Может быть это оттого, что в наше мягкое, уютное время, на фоне некой стабильности, или видимости ее так не хочется задумываться о проблемах, а хочется думать, что все хорошо и мило, и всегда будут тульские пряники с гречишным медом… Результата в таких условиях сложно добиться. Это правда. Но не значит, что не надо пытаться. Жизнь – в движении.
Мне кажется, что степень здоровья общества определяется в частности и по тому, в какой степени общественное мнение способно влиять на власть. Чем мне нравится, например, старая советская журналистика - обратной связью. Вот пример: в той же «Правде», в отделе писем сидело в разное время до 300 человек, которые целыми днями занимались анализом приходящей корреспонденции. И если видели, например, что Ивана Петровича начальник незаслуженно уволил, или что Ивану Петровичу не дают квартиру, тогда как по закону пора уже, эти факты действительно проверялись и виновные наказывались. Это реальная практика и существуют сотни и тысячи свидетельств этого.
Та же система и в западной журналистике, особенно американского типа.
В сегодняшней России это влияние минимально – можно орать о проблеме на каждом углу, собрать всю прессу и все телеканалы и тысячу правозащитников в Бутово или к тому же Чкаловскому, но им нужна эта земля, это их деньги, машины, дачи и т.д., им плевать и они будут делать все, что захотят. Вот у них – свобода.

А с профсоюзами давно пора, наверное, что-то делать…

Обращение:
“Обращаемся в с жалобой на незаконные действия председателя Московского областного объединения организаций профсоюзов (МОООП) Валентины Викторовны Кабановой,— пишут в редакцию члены профсоюзов, входящих в МОООП.— Куда только не обращались, результат один: факты, указанные нами, подтверждаются, в том числе и в судебных инстанциях, но никаких мер власти не принимают. Возникает впечатление, что законы у нас писаны не для всех, что на некоторых господ, имеющих власть и деньги, они не распространяются. Неужели это так?”

В ТОМ, ЧТО это впечатление авторов письма не обманывает, убеждаешься, знакомясь с причудливыми зигзагами служебных перемещений председателя МОООП. На должность эту в полном соответствии с уставом объединения Валентина Викторовна была избрана 23 сентября 2005 года на ХХII Московской областной межсоюзной конференции профсоюзов. Работа ей явно понравилась: полномочий — куча, в том числе и по распоряжению денежными средствами, имуществом и недвижимостью. А ответственно-сти практически никакой: ведь досрочное освобождение председателя от должности может быть принято только внеочередной конференцией, созываемой по требованию не менее трети членских организаций объединения. А их — ау! — попробуй собери. Да и не в курсе они, что там, в верхах, творится. Так что какой-либо механизм контроля за деятельностью председателя практически отсутствует.

Валентина Викторовна взялась за дело истово. Перво-наперво, как следует из письма, взяла под личный контроль солидные денежные потоки, стекающиеся в объединение из входящих в него профсоюзных органов и других источников. Дабы никакой сор из этой профсоюзной избы вынесен не был, “выписала” из Волгоградской области свою сестру Е. Иванову и пристроила её директором дома отдыха “Васькино”, расположенного в подмосковном Чеховском районе. Дом отдыха — одно название, в этом качестве он уже шесть лет не функционирует, а превращён в общежитие для гастарбайтеров и в гостиницу для более почтенных и состоятельных клиентов. Мужа сестры также приставила к хлебному местечку — директором учебного центра МОООП (при отсутствии какого-либо педагогического образования), тоже вроде бы превращенного в гостиницу под предлогом годами продолжающегося ремонта.

Но как-то, задумавшись о своём будущем, Валентина Викторовна, должно быть, не на шутку встревожилась: возраст-то уже пенсионный, а ну как эта профсоюзная лафа кончится, как жить-то? Не на рядовые же три с полтиной тыщи. Задумалась и придумала: податься в депутаты Мособлдумы, ведь достаточно годик там прозаседать, госпенсия, а также прочие льготы — в кармане. Придумала и сделала. Не так уж это было и трудно: в области у неё всё схвачено, полно “своих людей” и в “Единой России”, охотно продвинувшей в депутаты своего активного члена.

Но тут начались для Валентины Викторовны новые душевные терзания. Ведь по закону, для того чтобы работать в Мособлдуме на постоянной основе, что и даёт все чаемые ею блага, надо было уволиться из МОООП, то есть слезть, как выражаются авторы письма, с насиженного денежного мешка. А этого страх как не хотелось. Опять задумалась и опять придумала: остаться почетным председателем на общественных началах. Нужды нет, что такая должность ни трудовым законодательством, ни уставом объединения не предусмотрена. Как говорится, своя рука — владыка. Срочно созывается Исполком МОООП и постановляет: “1. Дать согласие Кабановой В.В. на исполнение обязанностей председателя Московского областного объединения организаций профсоюзов на общественных началах 2. Согласиться с исполнением В.В. Кабановой обязанностей депутата Московской областной думы на постоянной профессиональной основе”. Подписан сей документ, ну конечно же, председателем МОООП В.В. Кабановой. Решение Исполкома через некоторое время утвердил Совет МОООП — опять-таки за подписью В.В. Кабановой.

И пошло-поехало по накатанной. Уже в качестве общественного председателя Валентина Викторовна замышляет дерзкую операцию по продаже принадлежащих МОООП 13 квартир частным и юридическим лицам по цене намного ниже рыночной и с предоплатой в девять миллионов рублей. Любопытно, что, по свидетельству очевидцев, при подготовке документов к этой сделке общественница потребовала от сотрудников правового отдела МОООП представления в регистрационный орган не действующих на тот момент документов об избрании её в 2005 году на должность председателя, то есть склоняла их к прямому подлогу. Ущерб от этой сделки для МОООП мог бы составить более 500 тысяч долларов. На этот раз не вышло. Регистрационная палата вскрыла подлог и не зарегистрировала сделку. А непотопляемая В.В. вновь вышла сухой из воды. Мало того, ввела в заблуждение губернатора Московской области Б. Громова: не имея на то полномочий, подписала очередное с ним соглашение сроком на три года.

Говорят, аппетит приходит во время еды. Верно. В отношении нашей героини это доподлинно так. Вот фрагмент письма, направленного недавно по поручению профактива одним из руководителей отраслевой профорганизации Московской области на имя председателя Государственной думы Б. Грызлова: “Профсоюзам Подмосковья стало известно о том, что в ближайшее время будет рассматриваться кандидатура Кабановой Валентины Викторовны — депутата Московской областной думы от политической партии “Единая Россия” — на место выбывшего депутата Государственной думы Ковалёва О.И. (баллотировалась по списку ЕР, но оказалась в “запасных”). Просим Вас обратить внимание на следующие обстоятельства. Кабанова В.В. является злостным нарушителем действующего законодательства. Она незаконно занимает выборную должность председателя Московского областного объединения организаций профсоюзов (МОООП) без выборов, на так называемых общественных началах, что не предусмотрено уставом МОООП, об этом имеются официальные заключения правового управления Роструда, Московской областной прокуратуры, это указано и в решении мирового судьи судебного участка № 360 Басманного района г. Москвы, и об этом ей известно. Тем не менее она незаконно продолжает занимать эту должность. Не имея полномочий председателя МОООП, не являясь его работником (Кабанова уволена из МОООП по п.5 ст.77 Трудового кодекса РФ в связи с избранием на профессиональной постоянной основе в Мособлдуму в качестве депутата), она по-прежнему работает в МОООП, присвоила незаконно полномочия выборного председателя и в полном объёме их осуществляет: единолично принимает и увольняет работников, наказывает их, распоряжается имуществом профсоюзов, незаконно совершает сделки с недвижимостью, вводит в заблуждение регистрационную службу, нотариусов, представляет подложные документы — словом, развила незаконную бурную деятельность, что подтверждается документально. Кабанова умышленно нарушила всё, что только можно нарушить: ТК РФ, ГК РФ, устав МОООП, и в этом усматривается определённый её личный корыстный интерес... Поэтому профсоюзы Подмосковья считают, что таким оборотням, как Кабанова, не место в профсоюзах, а тем более в депутатах...”.

Завершается письмо весьма симптоматичной извиняющейся фразой: “Просим Вас учесть нашу официальную информацию и извинить за то, что мы все не можем подписать это письмо, поскольку последует очередная расправа со стороны Кабановой В.В.”.

  • 1
Ну и что? Общество должно избавляться от социальных отбросов. Чем больше стариков умрет (они не работают. мы с вами их кормим). тем чище будет в мире и места больше.

Хотел ответить в резкой форме, но сдержусь.

Я верю, что Вы это написали с целью эпатировать или от незрелости, а не по причине гнилости души.

А почему я должен платить за них налоги? Я работаю в Самаре, поднял две палатки, с нуля начинал, на морозе стоял. А тут какие-то перцы нихера не делают на жопе сидят. Ну и что? Пусть подыхают мое мнение. Просто или пусть о них заботятся ихние дети. Я не хочу содержать их. Это мой выбор куда пойдут налоги мои. Правда? потому что я же работаю, а не вы и не дядя Саша. вы свои налоги отправляйте хоть на нигерийцев.

Не смогу я убедить людоеда, что есть людей плохо. Плохо и всё. И Вас, похоже, человека из другого измерения, вряд ли смогу убедить, что бросать стариков умирать так же плохо. Мы не поймём друг друга.
Берегите мозг от мороза

Чо, на морозе перестоял?

Вообще, читаю автора данного ЖЖ. Гуманист, блядь. Спору нет, пишет красиво, но, но, но: какого хуя он думает, что знает жизнь народа? Это московский, блядь, журналист. У него зарплата пять штук баксов небось и он нехера не делал никогда ничего в своей жизни, а косит бабло. И рассуждает о высоком. А я если 600 баксов поимею, то очень хорошо. конечно хорошо рассуждать когда сидишь просто на месте и рубишь бабло.

Не нравится- не читай. "Крутой парень". Из таких как ты такие Кбановы выростают.

хчу читаю хочу не читаю. не надо быковать меня учить. Вокруг тысячников всегда собирается кодла, спасибо плавали. буду тысячником как ваш мудаччок вокруг меня будешь прыгать.
Кабанова занимается бизнесом не нравится иди ее поучи. Все правильно делает, без базара. У нас на ЦНС в Самаре была та же история. старики ходили-ходили да забили. Пусть у детей просят деньги на соедержание. Всегда так было на Руси.

послушайте, что у вас за тон? Вы уже высказали свое мнение, верно? Прекратите оскорблять людей, не согласных с вами. Умеете аргументировать - убеждайте, не умеете - это не проблема ваших оппонентов, ничем помочь не можем. Но оскорблять - ни в коем случае. Существуют определенные правила поведения в дискуссиях и переход на личности, который вы позволяете себе, ни в коем случае не допускается.

Edited at 2008-04-11 03:37 pm (UTC)

Вы не волнуйтесь) Мы Вас читаем, потому что интересно и правильно, и Вам уже недавно говорили, что Вы - авторитет, так вот - для меня, например, Вы - тоже авторитет, я живу в Беларуси и под влиянием Вашего жж избавилась от многих иллюзий касательно родной России... Так что спасибо Вам!
а таких отморозков и трусов всегда навалом, но их жизнь накажет сама.

большое спасибо за сообщение :) мне очень приятно, лестно и я рад, что могу быть Вам полезен. А касаемо таких анонимов - я и не расстраиваюсь. Человек даже не показывает себя, а это о многом говорит. Его точка зрения - откровенно провокационная и антигуманная. И я очень рад, что она сразу вызывает отторжение. Значит, в нашем обществе все еще много правильного.

Ты рога выключи- я читаю не тысячников, а тех кто мне интересен. То что интересных людей читает много народу- это хорошо. Есть мнение, что на твой ЖЖ даже спам бот лазить брезгует, ибо качество выложенного там материала хорошо прогнозируется по твоей манере общения и в силу этого стать тысячником тебе не грозит. Поэтому не надо маскировать свою зависть к более умным и талантливым людям тупыми и неизобретательными наездами аля: "Пацанские напевы".
А насчет "всегда так было"- чето мне подсказывает, что ты в старости первым ломанешся пенсию требовать и еще будешь вопить что мало дали. К счастью таких у нас меньшинство- вы просто громче воняете.
P.S.
Если тебя не устраивет тон которым я с тобой разговариваю или просто есть желание поучить меня уму разуму- могу дать свой адрес. Я недалеко живу, в Ульяновске- приедешь, покажешь какой ты "мощщный пацан".

Как сказали бы Егор Гайдар и Валерия Новодворская: Кабанова - эффективный собственник.

имхо, кроме Новодворской ее никто бы не похвалил. там сейчас я вспоминаю факты, даже открыл тот свой материал - было просто огромное количество нарушений. Даже доходило до того, что поваром в пансионате какое-то время был таджик, больной гепатитом в опасной форме...

Разрушать - не строить.

Берется предприятие, доводится до банкротства, основные фонды перепродаются и эффективно обустраиваются.

Все развалено, толпы народу без работы - разваливший ездит на лексусе.

(Deleted comment)
суд они проиграли насколько я знаю. да и известно как работают у нас сегодняшние суды и на чьей они стороне...

(Deleted comment)
в тексте - только в общих чертах. хотели они снова открыть свой санаторий. с иском выходили о признании незаконным решения о закрытии санатория. по-моему позже у них были и другие иски, но там я уже не знаю.

(Deleted comment)
Дедов был только за насколько мне известно. Во всяком случае первое время... Когда я ему звонил, он рассказывал, что много раз связывался с профсоюзами и просил передать санаторий минздраву. И готов был выбивать для них льготы и т.д. Однако, Кабанова отказалась. Потому что, видимо, есть свой какой-то интерес (правда, не совсем понятно какой).
Кстати, Кабанова - член Единой России :)

(Deleted comment)

Re: она - член Единой России

может-может :) К сожалению, тема эта сегодня не совсем популярна в руководстве изданий, и никто ее не развивает.

  • 1